Menu

A+ A A-

С ПАРАДА – В БОЙ ЗА РОДИНУ!

  • Просмотров: 328

 

     75 лет назад, осенью 1941 года, на главных оперативных направлениях, ведущих к Москве, разгорелись ожесточенные бои. В нескольких десятках километров от столицы СССР громыхала армада фашистской группы армий «Центр» – самое мощное объединение войск нацистской Германии, в тылу которой покорно лежала поверженная Европа. С  каждым днем усиливались вражеские воздушные налеты и бомбежки. Сотни тысяч москвичей добровольно вступали в формирования народного ополчения, а также круглосуточно работали на строительстве оборонительных рубежей. Военная обстановка была настолько напряженной, что в октябре 1941-го часть центральных учреждений и весь дипломатический корпус были эвакуированы в город Куйбышев, а в Москве и прилегающих к ней районах введено осадное положение. На главный советский праздник – 7 ноября 1941 г., Гитлер назначил парад своих войск в древней Москве, для чего немецким солдатам и офицерам уже выдали парадную форму, в которой они готовились победно маршировать по Красной площади.
     В мемуарах «Воспоминания и размышления» Маршал Советского Союза Г.К. Жуков отмечал, что 1 ноября 1941 г. он, в то время командующий Западным фронтом, был вызван в Ставку, где Верховный Главнокомандующий спросил его о возможной оперативной обстановке на фронте 7 ноября – в период проведения в Москве военного парада. Георгий Константинович четко доложил, что враг в предыдущих сражениях понес серьезные потери и вынужден пополнять и перегруппировывать войска, в связи с чем он не начнет большого наступления. Жуков также обратил внимание на необходимость подтягивания с соседних фронтов к Москве истребительной авиации и усиления ПВО против возможных интенсивных действий вражеской авиации. Вскоре для защиты столицы с фронта были направлены 550 истребителей, которые  стояли на подмосковных аэродромах в боевой готовности к немедленному отражению воздушных ударов гитлеровских самолетов.
     Подготовка к параду велась в условиях полной секретности. Командирам соединений и частей Московского гарнизона сообщили о том, что примерно в середине ноября 1941 г. в районе Крымского моста планируется проведение смотра частей, находящихся  в Москве и на ее рубежах и тех, которые вскоре  уйдут на фронт. Смотр предполагалось провести для того, чтобы москвичи могли посмотреть части, отправляющиеся на фронт, и своим присутствием должны укрепить у красноармейцев боевое братство и несокрушимую стойкость. В этих целях в порядке обычных учебных занятий на закрытых территориях усиливалась строевая подготовка выделенных для смотра частей и учебных заведений. За день до парада, 6 ноября 1941 г., на платформе станции метро «Маяковская» было проведено традиционное заседание Моссовета. После заседания Сталин объявил членам Политбюро ЦК, секретарям МК и МГК о времени начала парада войск на Красной площади, которое было перенесено на два часа раньше и было назначено на восемь часов утра. Командирам частей, участвующих в параде, о переносе времени стало известно в 23 часа. Рядовые бойцы узнали об этом перед подъемом, рано утром 7 ноября, а приглашаемым на Красную площадь представителям трудящихся и общественности сообщили о проведении парада через посыльных с пяти до семи часов утра 7 ноября.
 Примечательно, что в тревожное для страны
время руководство Советского Союза
ответственный пост коменданта города Москвы
доверило генерал-майору К.Р. Синилову –
нашему земляку, уроженцу деревни Бывальки
Лоевского района Гомельской области.
     В  Постановлении Государственного Комитета Обороны СССР от 19 октября 1941 г. говорилось: «Охрану строжайшего порядка в городе и в пригородных районах возложить на коменданта города Москвы генерал-майора т. Синилова, для чего в распоряжение коменданта предоставить войска внутренней охраны НКВД, милицию и добровольческие рабочие отряды». Комендант столицы занимался непосредственно подготовкой военного парада на Красной площади. Как отмечал в послевоенных воспоминаниях Кузьма Романович: «…единственное, чем внешне отличался парад, – это отсутствие демонстрации. Чувствовалось, что это происходит в условиях войны, по всему: и по вооружению, и по обмундированию, и по той суровости, которая видна была у всех».
     В 8 часов утра 1941 г. по всем громкоговорителям СССР, которые в те дни не выключались ни днем ни ночью, раздались торжественно-волнующие слова диктора Юрия Левитана: «Говорят все радиостанции Советского Союза. Центральная радиостанция Москвы начинает передачу с Красной площади парада частей Красной Армии, посвященного 24‑й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции...».  Не только люди нашей страны, но и всего мира прильнули к репродукторам, и, затаив дыхание, вслушивались в далекие величественные  слова.
     По-особому торжественна и величава в тот исторический день была Красная площадь, на которой от Исторического музея до храма Василия Блаженного в четком строю выстроились войска парадного расчета.

     На трибуне Мавзолея – Верховный Главнокомандующий Сталин, а также  руководители Советского государства – Молотов, Маленков, Микоян, Щербаков и другие. Принимал парад прославленный конармеец, герой Гражданской войны Маршал Советского Союза С.М. Буденный.  В книге «Сто военных парадов», изданной 42 года назад, приводятся воспоминания Семена Михайловича. «…В галопе выскакиваю на простор заснеженной Красной площади, – вспоминал маршал. – Принимаю рапорт командующего парадом генерал-лейтенанта П. Артемьева. Объезжаю с ним выстроенные войска. В колоннах стояли рядовые воины. Но в те минуты они мне казались чудо-богатырями. Красноармейцы дружно отвечали на приветствия. «Ура!» катилось по Красной площади, громкое, воинственное, клятвенное». На трибунах собрались члены правительства, работники партийных и советских организаций, командиры Красной Армии, стахановцы, представители советской интеллигенции, Всесоюзного радио и печати, аккредитованные в столице корреспонденты иностранных газет.

     Вопреки традиции, вместо принимающего парад речь произнес Председатель Государственного Комитета Обороны,  Верховный Главнокомандующий Вооруженными Силами СССР Сталин. Обращаясь к участникам парада, он сказал: «Вы ведёте войну освободительную, справедливую. Пусть в этой войне вдохновляет вас мужественный образ наших великих предков – Александра Невского, Дмитрия Донского, Кузьмы Минина, Дмитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова! Смерть немецким оккупантам! Да здравствует наша славная Родина, её свобода, её независимость! ». 
После выступления Сталина сводный оркестр, которым руководил автор бессмертного произведения «Прощание славянки», композитор и дирижер В.И. Агапкин, заиграл мелодию «Интернационала», а с набережной грянул орудийный салют.       
     В параде приняли участие батальоны курсантов военных училищ, НКВД, стрелковые, кавалерийские и танковые подразделения, отряды вооруженных рабочих города Москвы, моряки, эскадроны кавалерии… В Центральном архиве Минобороны Российской Федерации хранится справка-доклад коменданта города Москвы К.Р. Синилова, из которого известно, что парад длился 1 час 2 минуты, в нем участвовало 69 батальонов – 28 467 человек, из них   5520 ополченцев. Вооружение и военная техника были представлены 296 пулеметами, 18 минометами, 12 зенитными пулеметами, 140 артиллерийскими орудиями различной мощности,   160 танками. Из-за плохой погоды (сильный снегопад, пурга, ограниченная видимость) в параде не приняла участия авиация.



     Прямо с парада бойцы Красной Армии отправлялись на фронт, для чего Моссовет выделил 14 трамвайных вагонов.  К местам боевых действий, на передовую воины направлялись также на машинах ЗИС-5 и в пешем строю. Об этом убедительно написал советский поэт Николай Старшинов:
А над Москвою день небывалый,
Светом пронизанный, голубой…
Идут к Белорусскому вокзалу
От мавзолея – с парада – в бой!
 
     В шеренгах сводных полков и батальонов,
отправлявшихся на фронт, были и наши земляки.
Среди них – Герой Советского Союза командир
кавалерийского корпуса генерал-майор Лев Доватор,
уроженец села Хотино Бешенковичского района
Витебской области; 
Участник Парада Доватор Л.М.  
   командир батальона полка ОМСБОН капитан Михаил Прудников, в последующем – командир партизанской бригады «Неуловимые», действовавшей на территории Витебской и Барановичской областей; Алексей Рязанов – курсант 1-го Московского Краснознаменного артиллерийского училища имени Л.Б. Красина, в послевоенное время – генерал-майор артиллерии.   Боец отдельной мотострелковой бригады особого назначения НКВД СССР минчанин Дмитрий Червяков прямо с парада в составе воинской части отправился в подмосковный городок Яхорму Дмитровского района Московской области, где уже вечером 7 ноября участвовал в первом бою. В 70-е годы Дмитрий Иванович за трудовые достижения был удостоен звания Героя Социалистического Труда.
     В экспозиции Белорусского государственного музея истории Великой Отечественной войны представлены сюжетные фото об участниках парада 7 ноября 1941 г. и войсках, отправляющихся на фронт,  сборник воспоминаний и документов «Мы слышали Сталина 6-7 ноября 1941 г.», фотопортрет генерал-лейтенанта К.Р. Синилова. Здесь же представлена записная книжка по минно-подрывному делу  Д.И. Червякова, а также фотографии некоторых из тех, кто шел по брусчатке Красной площади, среди них – Федор Бобков, Александр Карабанов, Василий Карпеев, Николай Кунин, Леонид Якоревский.
Участник Парада Рязанов А.В. Участник Парада Бобков Ф.И. Участник Парада Червяков Д.И.

     Беспримерный в истории военный Парад советских войск на Красной площади в Москве 7 ноября 1941 г. оказал огромное мобилизующее  влияние на морально-политическое состояние народа и его Вооруженных Сил, продемонстрировал их твердую решимость отстоять Москву, а вместе с ней – свободу и независимость нашей Родины. В газете «Правда» за 8 ноября 1941 г. отмечалось, что парад «…ярко продемонстрировал, что есть еще порох в пороховницах советского народа, что полный разгром немецких захватчиков не за горами, какие бы тяжелые испытания ни стояли на пути к этому». Военный парад получил широкий международный резонанс и вызвал восхищение и уважение к советскому народу и его армии, способствовал укреплению международного престижа СССР. Об этом убедительно подмечено фронтовиками: без Парада надежды 7 ноября 1941 г. – не было бы и Парада Победы 24 июня 1945 г.

Николай Шевченко, 
помощник директора Белорусского государственного музея
истории Великой Отечественной войны, 
член Белорусского союза журналистов