+375 (17) 203-08-72
ВТ-ВС с 10:00 до 18:00

Бой первый —  бой последний…

07.07.2016 Солдаты победы # Выпуск № 125

     У самой границы возвышаются кирпичные стены, израненные и опалённые войной. Это легендарная Брестская крепость, стоявшая насмерть в 1941 году.

 
     Артиллерийский огонь был настолько беспощадным, что в цитадели горело все, что могло гореть. Плавились кирпичные стены, но красноармейцы продолжали бой.
     Казалось, после обстрела в живых уже не оставалось никого, но проходило какое-то время, и уцелевшие бойцы, в том числе и раненые, продолжали борьбу.
Перебирая жёлтые листки воспоминаний
     В фондах Белорусского государственного музея истории Великой Отечественной войны хранятся многочисленные свидетельства героизма советских воинов.
     Среди защитников был и Александр Иванович Махнач, который в старые бастионы был направлен накануне июньских событий 1941 года. Девятнадцатилетний младший лейтенант, только что окончивший Калинковичское военное пехотное училище, с группой товарищей-выпускников прибыл в Брест. Здесь его назначили командиром взвода в 455-й стрелковый полк 42-й стрелковой дивизии.
 

В экспозиции музея войны

     На рассвете 22 июня он проснулся от оглушительного грохота. Еще не совсем очнувшись, бросился под койку. Спустя несколько минут Александр Махнач опомнился, выполз из своего убежища и стал собирать бойцов.
     Младший лейтенант организовал оборону, расставил пулеметчиков и стрелков. Весь день 22 июня его взвод отбивал атаки противника. Александр Иванович видел вокруг себя только смерть и кровь, и впервые сам убивал врагов.
     На следующий день бойцы 455-го стрелкового полка обнаружили в своем расположении уцелевший склад оружия, где хранились новенькие, еще в заводской смазке пистолеты-пулеметы.
 

Воспоминания А. И. Махнача

     Младшему лейтенанту до сих пор не приходилось применять такое оружие. Выбрав момент затишья, он осторожно выполз наружу, чтобы потренироваться в стрельбе из автомата. Вот его воспоминания: «Я лежал и пристреливал новые ППД, когда мне будто электротоком пронзило левую ногу. По мне стрелял из пистолета боец. Когда он был убит мною, выяснилось, что это был переодетый в одежду нашего бойца немецкий унтер-офицер…».
     Рана Александра Ивановича была очень тяжелой: пуля прошла от пятки до колена. Он уже не мог сражаться и был отнесен в подвал к раненым.
Младший лейтенант Махнач вспоминает, как враг по радио вел агитацию, чтобы красноармейцы убивали политруков и евреев, а сами сдавались в плен. В ответ этому прозвучал приказ: «Подготовиться к бою!».
     Во время сильной атаки врага 26 июня на участке 455-го полка было приказано сражаться даже раненым и контуженым бойцам. Выполз в казарму и Александр Махнач. Первое, что он увидел, был пулемет «максим» с заправленной лентой и рядом с ним — убитый номер расчета. Александр Иванович отодвинул тело красноармейца и взялся за рукоятки оружия. В памяти остались перебежки серых фигур врагов и злой грохот его пулемета. Затем младший лейтенант Махнач потерял сознание. Очнулся в плену. Гитлеровцы поместили его в лагерь в Южном военном городке в Бресте. Александр Махнач пережил ад фашистских лагерей и был освобожден только в 1945 году.

Когда началась война…

     Минчанин Александр Леонтьевич Петлицкий был одним из тех, кто стоял насмерть в Брестской крепости. По его воспоминаниям снят документальный фильм «И вечно будет май». Как и Александр Иванович Махнач, 17 июня 1941 года он был направлен в Брест в 445-й стрелковый полк 42-й стрелковой дивизии.
     Перебираю страницы со страшными воспоминаниями: «Когда началась война, я спал в казарме. Выбежав в нательном белье, я пробирался к своему подразделению. Артиллерийский и минометный огонь противника превратил Центральный остров в нечто огненное, непроходимое… Ночью немцы пробирались небольшими группами, стараясь забросать гранатами наши огневые точки, поэтому всю ночь нужно было находиться начеку…».
 

Воспоминания А. П. Петлицкого

     К концу июня в подвале «…закончились сухари, не было воды, и, самое главное, подошли к концу боеприпасы. Решено было идти на прорыв от Тереспольского моста в лес. Вся группа атаковала немцев, стараясь сблизиться для рукопашной схватки. Мы несли большие потери… Но все же некоторым из нас удалось скрыться за стеной электростанции, а потом перейти в подвалы 333-го полка».
     В подвалах находились раненые, которые уже не могли идти на прорыв. Однако они не поддавались ни на какие провокации врага. «Они вели огонь, умирая от голода, жажды и ран. Немцы объявляли по установленному репродуктору о взятии Минска и о продвижении дальше на восток. В ответ на это наши раненые открывали огонь, и враги, уточнив направление, обстреливали этот участок, превращая все в развалины…»
     К началу июля ни воды, ни еды практически не осталось. В тот злополучный день младший лейтенант Александр Петлицкий выбирал удобный подход к Бугу для наполнения фляг. Из-за контузии он не услышал, как сзади подошли немцы и сбили его с ног. А дальше случилось страшное — плен… Неоднократно он предпринимал попытки побега, однако Александра Леонтьевича ловили и отправляли в штрафные лагеря. Только в январе 1946 года Александр Петлицкий вернулся в родной Минск.
     Годы текли как вода. А. Л. Петлицкого пригласили на встречу с писателем С. С. Смирновым. Тогда он встретился с однополчанином Александром Махначом, и состоялась первая поездка в послевоенный Брест.
 

Встреча в 1954 году в Брестской крепости. Выступает А. И. Махнач

     …С начала Великой Отечественной войны прошло 75 лет, но память о тех трудных первых оборонительных боях должна жить в сердцах благодарных потомков. Пока жива память, живы и герои.

Екатерина Котловская,
младший научный сотрудник Белорусского государственного музея
истории Великой Отечественной войны

14 июля 1941 г. прогремел первый залп знаменитых «Катюш» 6 июля 2016
Огненный рубеж 30 июня 2016