+375 (17) 203-08-72
ВТ-ВС с 10:00 до 18:00

Стояли насмерть на Минском рубеже

         …Рано утром 22 июня 1941 г. командира 100-й стрелковой дивизии генерал-майора Ивана Руссиянова разбудил резкий телефонный звонок заместителя командующего войсками Западного Особого округа генерал-лейтенанта И.В. Болдина, сообщившего о вероломном нападении фашистской Германии на СССР и приказавшего командиру дивизии действовать согласно секретному «Варианту №1», предусматривающего отражение частями вражеской агрессии.

         100-я дивизия дислоцировалась в районе Уручье под Минском. Сформированная в конце 1923 года, она прошла славный боевой путь:  в сентябре 1939 г. участвовала в освободительном походе в Западную Белоруссию,  затем в борьбе с белофиннами при прорыве линии Маннергейма, за что удостоена ордена Ленина. Командиром дивизии Иван Никитич был назначен в августе 1940 г. 


         Выполняя приказ штаба округа, ставшего с началом войны Западным фронтом, воинские части дивизии были незамедлительно подняты по тревоге и к 9 часам утра выведены в районы сосредоточения, оборудованные в близлежащих лесах Минского района,  где была организована противовоздушная оборона и выставлено усиленное боевое охранение. Командующий Западным фронтом генерал армии Д.Г. Павлов приказал 100-й стрелковой дивизии  занять круговую оборону в радиусе двадцати пяти километров вокруг Минска и быть в готовности к  защите столицы БССР. Оборону Минского укрепрайона по линии Дзержинск-Заславль-Стайки осуществлял 44-й стрелковый корпус (командир – комдив В. А. Юшкевич).

         Минск оказался на направлении главного удара крупнейшей группировки войск фашистского вторжения – группы армий «Центр». Действовавшие в составе этой группы 3-я и 2-я танковые группы, быстро продвигаясь с севера-запада по флангам войск Западного фронта в направлении столицы Белорусской ССР, постепенно охватывали «клещами» главные силы фронта с целью их окружения и последующего уничтожения. Обеспечив максимальную концентрацию сил и средств на участках прорыва, прорвав слабые заслоны и отразив контрудары советских войск, с северо-запада к Минску подошли  немецкие танковые дивизии. Враг беспощадно бомбил Минск, рушились дома, промышленные здания, горели склады, гибли тысячи мирных жителей. Толпы многочисленных беженцев устремились на восток по Логойскому, Московскому и Могилевскому шоссе.

        

25 июня для оперативного управления обороной Минска в состав 2-го стрелкового корпуса (командир генерал-майор А.Н. Ермаков) переданы 100-я и 161-я стрелковые дивизии. Командир корпуса приказал 100-й стрелковой дивизии  к 5.00 26 июня выйти на рубеж Ворково, Вандолино, Боровцы, Паперня, Ошмянцы, занять оборону, прикрыть подступы к городу с севера и остановить стремительно надвигающиеся на Минск танки врага.

В первом эшелоне оборону заняли 85-й и 355-й стрелковые полки под командованием подполковника М.В. Якимовича и полковника Н.А. Шварева, здесь же перешел к обороне 603-й стрелковый полк соседней 161-й стрелковой дивизии. Во втором эшелоне в 4-5 км от первого занял рубеж обороны 331-й стрелковый полк полковника И.В. Бушуева.  Артиллерии, кроме нескольких батарей 45-мм орудий, в дивизии не было, она была передана на усиление 44‑му стрелковому корпусу, который вел бои западнее Минска.

Утром 26 июня немцы выбросили в Острошицкий Городок парашютный десант. С подходом основных сил пехоты и танков враг планировал использовать этот населенный пункт в качестве плацдарма для танкового удара по Логойскому шоссе на Минск.



        100-я дивизия была рассредоточена вокруг Минска по фронту около 100 километров. Бросить части, вооруженные только стрелковым оружием, против минометов, артиллерии, танков противника было нельзя. В мемуарах «В боях рожденная» генерал Иван Руссиянов вспоминал,  что ему один друг, воевавший в Испании, рассказывал, что фашистские танки отлично горят от бутылок с бензином. Так появился приказ по дивизии: «Первое. Собрать у личного состава стеклянные фляги и заправить их горючим. Второе. Во всех частях сформировать группы добровольцев – истребителей танков. Обратиться, прежде всего, к коммунистам и комсомольцам. Третье. Начальнику инженерной службы организовать обучение личного состава применению бутылок с бензином для борьбы с танками». Затем Руссиянов связался по телефону с оставшимся в Уручье помощником начальника штаба дивизии по тылу капитаном А. К. Ростовцевым. Приказал ему немедленно ехать в Минск, взять на стеклозаводе все имеющиеся там бутылки, захватить также со складов дивизии все пустые стеклянные фляги, загрузить на автомашины бензин и быстро доставить все это на передовую. Вот что записано в журнале боевых действий 100-й дивизии: «В 13 часов 30 минут на командный пункт дивизии капитаном Ростовцевым была доставлена первая партия бутылок и бензин для их наполнения, которые были направлены в 85-й и 355-й стрелковые полки». Всего же за день на заправочные пункты дивизии было доставлено 12 грузовиков стеклянных бутылок и несколько тонн горючего. Так подразделения в кратчайший срок получили «ручную стеклянную артиллерию», как шутливо называли бутылки с бензином бойцы.








         С трепетом в душе и особым чувством гордости за защитников Минска беру в руки газету Западного фронта «Красноармейская правда» за субботу 9 августа 1941 г., бережно хранящуюся в фондах Белорусского государственного музея истории Великой Отечественной войны. Целых две страницы газеты выпущены с материалами под заголовком  «100-я ордена Ленина дивизия в боях с врагами Родины». В статьях «Наводчик Иван Кавун», «Пять смельчаков», «Героический полк» и других фронтовые корреспонденты знакомят военных читателей с героизмом красноармейцев и командиров соединения. Вот газетная заметка А. Власова «Истребители танков». В ней указывается, что «по инициативе капитана Коврижко против вражеских танков впервые была применена бутылка с бензином. Капитан обучил своих бойцов применять в бою это грозное оружие. Этот простой снаряд бойцы применяли очень умело. В первом же бою подразделение капитана Коврижко вывело из строя 16 немецких танков. Сам капитан в течение дня поджег около десяти танков. Этот ценный опыт борьбы быстро переняли бойцы и командиры всей дивизии.  В одном из боев сладший лейтенант Геущенков поджег три танка.  Секретарь комсомольского бюро Шнейдерман вместе с политруком Осокиным сожгли два танка».

         Здесь же в газете помещен марш дивизии поэта Михаила Матусовского, где есть и такие строки:

Смести саранчу, уничтожить бандитов

Клянемся мы, Родина-мать!

Захватчики будут в боях перебиты,
Фашистам Москвы не видать!

         Наш земляк, дважды Герой Советского Союза Маршал Советского Союза И.И. Якубовский в книге «Земля в огне» вспоминал: «Особенно трудный бой соединение выдержало 26 июня. Сотая, поспешно заняв оборону в 10 – 15 км к северу от Минска, отразила несколько сильных танковых атак врага. Только на позиции ее 85-го стрелкового полка шло до 50 немецких танков. 20 из них были уничтожены бутылками с горючей смесью. Во второй половине следующего дня дивизия сама перешла в наступление и за три часа боя отбросила врага на 13 - 14 км к северо-западу, уничтожив большое количество танков, бронемашин и мотоциклов противника».

         В фондах музея находится еще один важный документ минувшей войны – выцветшая от времени «Памятка бойцу о применении зажигательных бутылок», подготовленная политуправлением Западного фронта. В памятке содержатся конкретные рекомендации воинам: «подпускай танк к себе на 15-20 метров, а то и ближе, и бросай бытылку. Используй воронки, ямы, канавы, кусты, забор. Смело ожидай танк и уничтожай его». Здесь же помещен рисунок вражеского танка с указанием его уязвимых мест, а также описаны способы бросков бутылок и устройства засад против танков. Такие памятки из фондов музея до сих пор хранят запах бензина и пороховой гари, их держали в руках бойцы генерала Руссиянова и других соединений, по ним они учились беспощадно уничтожать танки врага.

На передовой, находясь в непосредственном контакте с противником, под непрерывным артиллерийским, минометным огнем части зарывались в землю  – отрывали окопы, соединяли их ходами сообщения, достойно встречали танки врага. В послевоенных мемуарах Руссиянов вспоминал: «Артиллерия, артиллерия – вот что сможет нам помочь! И вот, наконец, командование прислало 151-й корпусной артиллерийский полк в составе 20 орудий 152-мм калибра. Я немедленно направил его в расположение 355-го стрелкового полка, где бой был в самом разгаре. Оборудовать огневые позиции не было времени. 151-й артиллерийский полк с ходу вступил в бой. Большинство орудий, развернувшись на позициях полка Шварева, ударили прямой наводкой по танкам и пехоте противника. Отважные артиллеристы сожгли восемь фашистских танков и бронетранспортеров, уничтожили большое количество пехоты».

         По данным Центрального архива Министерства обороны России, 100‑я дивизия за три дня боев севернее Минска – 26, 27 и 28 июня 1941 г. – уничтожила и вывела из строя 101 вражеский танк, 13 бронемашин, 23 орудия, сбила 20 самолетов. Из донесения о боевых действиях  командиру 2-го стрелкового корпуса: «всего за период боев дивизией уничтожено до полка пехоты, до 1,5 батальона мотоциклистов и уничтожено до 75 процентов материальной части 25-го танкового полка».

          И все же силы в том сражении были неравными – после трех суток ожесточенного боя дивизии генерала И. Руссиянова пришлось оставить позиции под Острошицким Городком. Иван Никитич  с горечью констатировал, что «оперативная обстановка на 28 июня складывалась крайне неблагоприятно для 2-го стрелкового корпуса, в состав которого входила 100-я стрелковая дивизия. Гитлеровцам удалось обойти наше соединение справа и пробиться к шоссе Минск – Москва. …Нам грозило полное окружение. Ведь какой дорогой ценой мы остановили врага у стен Минска! Сколько погибло наших товарищей! И вот приходится отходить. В сложившейся обстановке отход – единственно правильное решение».

     В последующем солдаты и офицеры 100-й стрелковой дивизии продолжали упорно сражаться с врагом, хорошо зарекомендовали себя в боях на реках Березина и Днепр, особо отличились в Ельнинской операции. И вполне закономерно, что 18 сентября 1941 г. именно дивизия генерал-майора И. Н. Руссиянова в числе первых в Красной Армии получила почетное наименование гвардейской.

         …Подвиг защитников Минска не забыт благодарными потомками: именем генерала Руссиянова названа улица в микрорайоне Уручье, в столичной средней школе № 16 работает музей «Боевой путь 100-й стрелковой дивизии». В одном из залов Белорусского государственного музея истории Великой Отечественной войны помещены фотопортреты командиров и бойцов прославленного соединения, документальные сюжетные фотографии воинов в период боевых действий в районе Острошицкого Городка,  горящих немецких танков под Минском. Здесь же в витринах размещены остатки оружия и амуниции, личных вещей воинов, которые были найдены в районе сражения 100-й стрелковой дивизии.

     У перекрестка дорог  в Острошицком Городке Минского района  установлен танк Т-34. На мраморной плите памятника высечены слова: «Воинам 100-й ордена Ленина и 161-й стрелковых дивизий 2-го стрелкового корпуса, стоявшим насмерть на этом рубеже в суровые дни июня 1941 года. Вечная слава героям!». 

  

Память о героях – защитниках Минска священна и будет жить в веках!

 

Николай Шевченко, член Белорусского союза журналистов
Огненный таран экипажа Н.Ф. Гастелло 20 июня 2016
Огненный рубеж 9 июня 2016